Горячая линия бесплатной юридической помощи:
Москва и область:
Москва И МО:
+7(499) 110-93-68 (бесплатно)
Санкт-Петербург и область:
СПб и Лен.область:
Регионы (вся Россия, добавочный обязательно):
8 (800) 500-27-29 (доб. 565, бесплатно)

Ю.Н.Аргунова. Уголовная ответственность за незаконное помещение в психиатрический стационар

Оглавление

Введение

Порядок недобровольной психиатрической госпитализации

О проблемах объекта и объективной стороны преступления

О субъективной стороне преступления, а также о сложностях, связанных с субъектом преступления

О практике привлечения к уголовной ответственности по делам о незаконной госпитализации в психиатрический стационар

Литература

Введение

Литература

Введение

Понятие преступления против интеллектуальной собственности

Гражданский иск в уголовном процессе как механизм защиты имущественных прав потерпевших от преступлений против интеллектуальной собственности

Анализ практики разрешения гражданских исков по уголовным делам о преступлениях против интеллектуальной собственности

Заключение

Библиография

Когда появилась статья 128 УК и кого по ней судят?

Уголовная ответственность за незаконное помещение в психиатрическую больницу (статья 126.2) впервые появилась в Уголовном кодексе РСФСР в 1988 году; по словам юриста Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ) Ирины Борисенковой, в конце 1980-х статью приняли в первую очередь для того, чтобы облегчить советским психиатрам интеграцию в международное профессиональное сообщество, и лишь во вторую — чтобы сделать невозможным возрождение «карательной психиатрии» времен СССР.

«Когда наши психиатры после развала СССР захотели поступить в международную психиатрическую ассоциацию, их не взяли из-за практики карательной психиатрии. Наши психиатры тогда эту статью придумали, — говорит Борисенкова. — Статья создавалась не для того, чтобы наказать психиатров, а для того, чтобы психиатры доказали, что у нас больше нет карательной психиатрии».

Сейчас за незаконную госпитализацию в психиатрический стационар (часть 1 статьи 128 УК) предполагается условный или реальный срок лишения свободы до трех лет. В случае незаконной госпитализации с использованием служебных полномочий или с гибелью потерпевшего (часть 2) — принудительные работы на срок до пяти или лишение свободы до семи лет с лишением права занимать определенные должности.

Согласно статистике Судебного департамента, с 2011 по 2014 год по части 1 статьи 128 УК не было вынесено ни одного обвинительного приговора, зато 26 дел закончились оправданием обвиняемых, 17 — примирением сторон, пять дел прекращены по другим основаниям, а еще в одном случае обвиняемого самого отправили в психиатрический стационар.

По части 2 статьи 128 УК за те же четыре года были осуждены четыре человека — по одному осужденному в год — и все они получили условные сроки. За 2010 год в судебной статистике не указано ни одного возбужденного дела по статье 128 УК. В 2009-м по первой части статьи были осуждены два человека — один приговорен к условному сроку, а второй к реальному (его признали виновным и в других преступлениях), по части 2 статьи 128 УК в 2009-м был вынесен один оправдательный приговор.

Впрочем, адвокаты и правозащитники высказывают сомнения в достоверности этих цифр. По мнению юриста Независимой психиатрической ассоциации России Юлии Аргуновой, в действительности дел, возбужденных по статье 128 УК, должно быть меньше, а неточность в статистике могла быть вызвана путаницей с делами, возбужденными по статье 128.1 УК (клевета). Судебный департамент при Верховном суде не смог оперативно предоставить «Медиазоне» уточненные данные.

С 1993 по 1996 год число зарегистрированных преступлений по незаконному помещению в психбольницу в год колебалось от нуля до двух случаев. Затем до 2001 года были зарегистрированы всего 38 случаев незаконной госпитализации.

При этом за 2014 год российские суды удовлетворили более 37 тысяч заявлений о принудительной госпитализации в психиатрический стационар, в 715 случаях в госпитализации отказали, а еще около 1 300 дел о принудительной госпитализации прекратили. За 2012-2013 годы судьи удовлетворяли примерно по 39 тысяч заявлений о принудительном лечении за год, в 2010 году этот показатель достиг максимума — около 44,5 тысячи заявлений. Число отказов за эти годы ни разу не превышало 850.

При этом, по данным Аргуновой, с 2007 по 2010 год число поданных в суд заявлений о недобровольной госпитализации выросло с 26,5 тысячи до 46,7 тысячи, то есть на 76%. С 2011 года число заявлений постепенно снижается.

Введение

Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Данный основополагающий правовой постулат зафиксирован в Конституции РФ (ст. 22), Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.) (ст. 3), а также в Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена в г.

Риме 4 ноября 1950 г. (далее – Европейская конвенция о защите прав человека) (ч. 1 ст. 5). А подразумевает он в числе прочего недопустимость произвольного ограничения права на свободу (в том числе на физическую свободу), а также нарушения физической (анатомической) и психической неприкосновенности лица.

При этом российское законодательство (как и международные правовые акты) предусматривает ряд исключительных случаев, при которых право лица на свободу и личную неприкосновенность и корреспондирующее ему право пациента на самостоятельное решение вопроса об оказании/неоказании ему медицинской помощи могут быть ограничены.

Одним из таких исключительных случаев является возможность госпитализировать лицо, страдающее тяжелым психическим расстройством, в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке (далее – недобровольная психиатрическая госпитализация, или НПГ) (п. 3 ч. 9 ст.

В связи с тем что процедура недобровольной психиатрической госпитализации предполагает существенное ограничение права лица на свободу и личную неприкосновенность, ее осуществление возможно исключительно при наличии оснований, императивно установленных законодателем в ст. 29 Закона N 3185-1, а также в определенном порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 20, ст. 29, ст. 32, ст. ст. 33, 34 Закона N 3185-1 и ст. ст. 275 – 279 Кодекса административного судопроизводства РФ (далее – КАС РФ).

Так, лицо может быть госпитализировано в психиатрический стационар в недобровольном порядке только при условии одновременного наличия следующих оснований.

1. Обследование или лечение больного возможно только в стационарных условиях.

2. Психическое расстройство является тяжелым.

a) непосредственную опасность больного для себя или окружающих;

b) беспомощность больного, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности;

c) существенный вред здоровью больного вследствие ухудшения психического состояния, если больной будет оставлен без психиатрической помощи.

За 2017 г. за преступления, посягающие на интеллектуальную собственность, было осуждено 719 человек[1]. А за первое полугодие 2018 г. – 276 человек[2]. Несмотря на такие сравнительно небольшие показатели, преступные посягательства на интеллектуальную собственность причиняют значительный вред не только правообладателям, терпящим материальные убытки и репутационные потери, но и потребителям, получающим вместо оригинальной продукции контрафакт.

Предлагаем ознакомиться  Претензия туроператору за некачественное предоставление услуг

Почему статья не работает?

Юристы сходятся во мнении, что добиться возбуждения дела по 128-й статье УК сложно, но причины называют разные. По словам Юлии Аргуновой, статья описывает далеко не все инциденты с госпитализацией в психбольницу, совершенной с нарушениями — а лишь наиболее вопиющие.

«Возбудить дела по 128-й сложно не потому, что трудно что-то доказать, следователи плохие или кто-то еще, а просто это одиозные случаи, когда кто-то упрятывает человека в больницу. Они встречаются редко», — говорит Аргунова.

В практике юриста Независимой психиатрической ассоциации были случаи госпитализации людей, которые вообще не страдали психическим расстройством. Аргунова поясняет: родственники могут спровоцировать конфликт, после которого прибывшая по их вызову бригада медиков видит человека в возбужденном состоянии, а этого уже достаточно для госпитализации в стационар.

«Врач видит, что все возбуждены, агрессивны, сын уверяет в одном, мама говорит, например, что будто бы за ней следят. Для врача это симптоматика, он госпитализирует, а потом выясняется, что оснований нет. Это не значит, что врач был в сговоре с сыном», — рассказывает юрист, добавляя, что уже на стадии наблюдения и диагностики в стационаре пациентам часто вводят успокоительные препараты.

«Это не основание для возбуждения уголовного дела — неосторожная форма вины (заблуждение врача). Для привлечения к уголовной ответственности в статье должно быть написано «по неосторожности»», — говорит Аргунова. В статье 128 УК такой формулировки нет, то есть она предполагает наказание только за умышленную незаконную госпитализацию.

Ирина Борисенкова полагает, что статья 128 УК остается редкой по другой причине. «Проблема в недостаточно хорошей работе следственных органов и отсутствии требований доказательств экспертных заключений: на основе чего поставлен диагноз. Если человек опасен для окружающих — где доказательства?» — говорит Борисенкова.

По словам адвоката, во время проверки по заявлению потерпевшего следователи обращаются в психиатрический стационар, откуда получают заключение об обоснованности госпитализации. «Как только следственные органы получают заключение врача-психиатра о том, что человек болен — все, нет события преступления.

Она отмечает, что врач-психиатр делает заключение о необходимости госпитализации на основании личного собеседования и наблюдения, которое всегда спорно, поскольку субъективно.

Борисенкова рассказывает, что в практике Гражданской комиссии по правам человека, которая занимается делами о недобровольной госпитализации, нет ни одного выигранного процесса по 128-й статье. «Я пыталась заняться делами по 128-й статье, но у нас даже заявления не принимали: отказы в возбуждении дел «за отсутствием события преступления»», — говорит юрист.

Адвокат Дмитрий Бартенев, также имеющий в своей практике дела о принудительной госпитализации, указывает, что статья 128 УК говорит лишь об умышленной незаконной госпитализации, не рассматривая как преступления госпитализацию по ошибочному заключению психиатра. «Чтобы эта статья работала, должна идти речь о заведомо незаконном умышленном решении госпитализировать человека в стационар.

Обычно, даже если речь идет о незаконности госпитализации, это связано с тем, что врач неправильно определяет основания для госпитализации. Но доказать умысел, что человека незаконно держат в стационаре в корыстных или идейных целях, довольно сложно. В своей практике с таким я не сталкивался», — рассказывает Бартенев.

Он добавляет, что знает множество случаев, когда врачи принимают «недостаточно обоснованное» решение о госпитализации человека по просьбе родственников, которым «не нравится жить с психически больным». Такие действия незаконны, но в них, отмечает адвокат, опять-таки нет состава уголовного преступления.

Юристы Независимой ассоциации психиатров рассказывают, что права пациента часто оказываются нарушены еще до рассмотрения судом вопроса о его госпитализации, и типичный пример здесь — неинформирование пациентов о предстоящем заседании. «Закон обязывает известить пациента, но это сплошь и рядом. Часто пациента обкалывают, связывают, и он не в курсе того, что будет судебное заседание. Просто суды пишут, что он по психическому состоянию не может участвовать», — рассказывает Аргунова.

По словам Ирины Борисенковой, участию пациента в заседании суда часто препятствует и применение к доставленному в больницу психотропных препаратов.

Ю.Н.Аргунова. Уголовная ответственность за незаконное помещение в психиатрический стационар

«Теоретически врачи не имеют права в это время с пациентом ничего делать. Если человек не согласен с госпитализацией, он должен быть информирован, что будет суд, чтобы иметь возможность пригласить своего представителя по выбору, адвоката (назначенные зачастую к этому формально относятся), пригласить альтернативного специалиста.

Впрочем, в 2009 году Конституционный суд определил, что лечение пациентов можно начинать без их согласия в течение первых 48 часов в стационаре и еще до суда, который должен решить вопрос о недобровольной госпитализации, «поскольку отсутствие лечения делало бы принудительную госпитализацию лиц, страдающих психическим расстройством, бессмысленной».

Адвокат Бартенев указывает и на другую проблему: заседания по делам о принудительной госпитализации — преимущественно выездные, их рассматривают в здании стационара: судья и прокурор на такого рода процессах обычно одеты в гражданскую одежду, а не в мантию и форму.

«Часто человек физически присутствует на судебном заседании, но ему никто не объясняет, что это действительно суд — а это же человек, у которого могут быть очень серьезные психические проблемы, интеллектуальные нарушения, он может находиться под действием лекарств, которые ему могли ввести в срочном порядке, когда он в больницу приехал.

Борисенкова критикует практику госпитализации людей на основании заявления родственников или соседей, причем доказательств их правоты не требуется. «На основании этого заявления бригада санитаров, не имеющая полномочий органов исполнительной власти, но тем не менее присваивающая себе их, лишает человека свободы», — говорит юрист.

Она также указывает на пункт «в» статьи 29 закона «О психиатрической помощи», который разрешает недобровольную госпитализацию, если человеку грозит «существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния» без помощи врачей: «Это означает, что вы в норме, не опасны для общества, сами едите, в магазин ходите, но врач может решить, что вам станет хуже, если вас чуть-чуть не подлечить. Любой под этот пункт подойдет».

В 2007 году Конституционный суд заключил, что законодатель не обязан уточнять понятие «существенного вреда», а судьям стоит выносить решения о принудительной госпитализации на основании медицинских данных, то есть заключения психиатров.

По 128-й статье возбуждают и дела о помещении детдомовцев в психбольницы без должных оснований, часто за непослушание, иногда — чтобы завладеть жильем, которое полагается сиротам. «Им ставят первый психиатрический диагноз, и это основание для дальнейшего помещения человека в психоневрологический интернат, а на выходе их просто отправляют туда жить», — рассказывает Борисенкова.

«Это очень распространенная ситуация, и она может расцениваться как незаконная госпитализация, но оформляется это так, будто есть показания для лечения. Это незаконная ситуация, но уголовные дела возбуждают, когда это кому-то надо, а тут пострадавших нет, потому что дети сами не заявят», — считает адвокат Бартенев.

Предлагаем ознакомиться  Правила остановки и стоянки транспортных средств в 2020 году

Порядок недобровольной психиатрической госпитализации

Порядок же НПГ является следующим. Врач-психиатр проводит психиатрическое освидетельствование лица и по его результатам самостоятельно принимает решение о необходимости недобровольной госпитализации больного в психиатрический стационар, если находит, что указанные выше основания для такой госпитализации существуют.

Затем, когда лицо уже госпитализировано в психиатрический стационар, комиссия врачей-психиатров данной медицинской организации в течение 48 часов проводит его психиатрическое освидетельствование и принимает решение об обоснованности госпитализации. Если госпитализация признается обоснованной, то либо представителем психиатрического стационара, либо прокурором в суд подается административное исковое заявление о НПГ лица (подача указанного иска должна быть осуществлена в течение 48 часов с момента помещения гражданина в психиатрический стационар).

Как следует из представленного, действующее законодательство относит решение вопроса о НПГ к прерогативе суда, однако при этом предусматривает, что такая госпитализация изначально производится лишь на основании решения врача-психиатра, т.е. без судебной санкции. Таким образом, фактически получается, что на весь период с момента начала досудебной госпитализации лица в психиатрический стационар и до вынесения судом решения по вопросу о такой госпитализации лицо принудительно удерживается в психиатрической больнице и оказывается лишенным своих прав на свободу и личную неприкосновенность лишь на основании решения медицинского работника.

Для исключения злоупотреблений и произвола в обозначенной сфере и, соответственно, для защиты прав лица на свободу законодателем установлена уголовная ответственность за незаконную госпитализацию лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях (ч. 1 ст. 128 Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ)).

Кроме того, ч. 2 ст. 128 УК РФ предусмотрен и квалифицированный состав данного преступления, устанавливающий более высокую ответственность за незаконную госпитализацию в психиатрический стационар, если такая госпитализация совершена лицом с использованием своего служебного положения либо повлекла по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия.

В настоящее время в юридической доктрине существует ряд дискуссионных вопросов относительно различных элементов как основного, так и квалифицированного составов незаконной госпитализации в психиатрический стационар. Усложняется исследование данных дискуссионных вопросов тем, что правоприменительной практики по рассматриваемому преступлению крайне мало (по крайней мере, в открытом доступе).

В завершение статьи подчеркнем, что, несмотря на то что из различных источников (в том числе СМИ, частных информаторов) следует, что в области недобровольной психиатрии существует высокая криминальная напряженность, количество зарегистрированных преступлений по делам указанной категории и тем более обвинительных приговоров крайне невелико.

По всей видимости, преступления данной категории дел характеризуются высоким уровнем латентности. Вероятной причиной является сложность их расследования и доказывания факта незаконной госпитализации, упирающегося в заключение судебно-психиатрической экспертизы.

Отметим, что авторами настоящей статьи было произведено исследование значительного количества электронных ресурсов с базами судебных актов с целью поиска реальных примеров уголовных дел о незаконной госпитализации граждан в психиатрические стационары. Однако обнаружить нам удалось всего 3 подобных дела. При этом только в одном из данных дел виновное лицо было привлечено к уголовной ответственности именно по ст. 128 УК РФ.

Краткое описание обнаруженной нами судебной практики представлено в таблице ниже.

О проблемах объекта и объективной стороны преступления

Объект преступления.

Статья 128 входит в главу 17 УК РФ, предусматривающую преступления против свободы, чести и достоинства личности.

Так же как и для ряда иных преступлений, содержащихся в названной главе УК РФ (в том числе похищения человека (ст. 126 УК РФ), незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ)), основным объектом преступления, предусмотренного ст. 128 УК РФ, является свобода человека.

Квалифицированный состав преступления (ч. 2 ст. 128 УК РФ) предусматривает и дополнительные объекты преступного посягательства, а именно жизнь и здоровье (а по некоторым источникам – и имущество), если незаконная госпитализация в психиатрический стационар повлекла по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия.

Обращаем внимание, что в связи с тем, что диспозиция ч. 2 ст. 128 УК не раскрывает, что именно следует понимать под иными тяжкими последствиями, в правовой доктрине нет единого мнения о том, что именно представляют собой такие тяжкие последствия и, соответственно, что относится к дополнительным объектам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 128 УК РФ.

Так, одни придерживаются позиции о том, что под иными тяжкими последствиями в контексте ч. 2 ст. 128 УК РФ наряду с самоубийством (или покушением на самоубийство) потерпевшего и получением им вреда здоровью может пониматься также утрата последним своего имущества[1]. Из указанного следует, что дополнительными объектами преступления по ч. 2 ст. 128 УК РФ могут являться не только жизнь и здоровье потерпевшего, но и его имущество.

Другие же считают, что дополнительным объектом преступления по ч. 2 ст. 128 УК РФ являются лишь жизнь и здоровье потерпевшего[2].

На взгляд авторов, дополнительным объектом преступления по ч. 2 ст. 128 УК РФ может выступать не только причиненная по неосторожности смерть потерпевшего, но и иные тяжкие для него последствия, включая имущественные потери. Квалификация последствий как тяжких относится к компетенции суда и оценивается им индивидуально при рассмотрении каждого конкретного случая.

Объективная сторона преступления.

Нет единой позиции и относительно объективной стороны преступления, установленного ст. 128 УК РФ.

– НПГ заведомо психически здорового человека;

– НПГ лица, страдающего психическим расстройством, но при отсутствии установленных в законе оснований для такой госпитализации.

Отметим, что в научном сообществе существует дискуссия о том, составляют ли объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 128 УК РФ, действия по незаконной добровольной госпитализации психически здорового лица в психиатрический стационар. Под таковой понимается госпитализация лица в психиатрический стационар с его согласия (согласия его законных представителей), но без наличия законных оснований, установленных в ст.

По нашему мнению, а также по мнению ряда иных представителей профессионального сообщества, незаконная добровольная госпитализация в психиатрический стационар не образует объективную сторону преступления по ст. 128 УК РФ, поскольку основным объектом данного преступления является свобода человека, а в обозначенном случае ущемления свободы не происходит, поскольку лицо самостоятельно просит поместить его в стационар[5].

Кроме того, большое количество споров ведется и относительно вопроса о том, образует ли объективную сторону рассматриваемого преступления незаконное продление НПГ (т.е. совершение действий по оставлению лица в психиатрическом стационаре после его выздоровления либо такого улучшения состояния, которое исключает необходимость продолжения стационарного лечения).

Так, одни исследователи считают, что ст. 128 УК РФ не предполагает возможности привлечения к уголовной ответственности за незаконное продление НПГ, поскольку квалификация незаконного продления госпитализации врачом-психиатром по ст. 128 УК РФ означала бы применение уголовного закона по аналогии, что недопустимо согласно ч. 2 ст. 3 УК РФ.

По мнению же авторов настоящей статьи (которое также нашло свое отражение в юридической литературе), незаконное продление срока недобровольного пребывания лица в психиатрическом стационаре образует состав преступления, предусмотренного именно ст. 128 УК РФ, поскольку указанные действия в силу своей природы представляют собой способ осуществления незаконной недобровольной госпитализации лица в психиатрический стационар (а не аналог такой недобровольной госпитализации)[8].

О субъективной стороне преступления, а также о сложностях, связанных с субъектом преступления

Субъективная сторона основного состава преступления, предусмотренного ст. 128 УК РФ, характеризуется исключительно умышленной формой вины. По данному вопросу дискуссии в научной среде нет. При этом мотивы совершения данного преступления на его квалификацию не влияют[9].

Предлагаем ознакомиться  Как самостоятельно проверить квартиру на юридическую чистоту – пошаговая инструкция

Что же касается субъекта рассматриваемого преступления, то сообщаем, что именно с данным элементом состава преступления и связано наибольшее количество правовых споров.

Одни полагают, что субъект преступления по ч. 1 ст. 128 УК РФ специальный, и им могут являться только те лица, в должностные обязанности которых входит принятие решения о НПГ и осуществление такой госпитализации (например, главный врач психиатрического стационара, должностные лица органов здравоохранения и пр.). А частные лица, в том числе родственники, попечители, могут быть лишь соучастниками данного преступления[10].

Другие же считают, что субъектом данного преступления может являться любое физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет (например, родственник или опекун, инициирующий незаконное помещение в психиатрический стационар)[11].

Третьи, уточняя вторую позицию, указывают на то, что субъект преступления общий – физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет, однако круг лиц, способных нести ответственность по ч. 1 ст. 128 УК РФ, ограничен теми «частными лицами», которые не наделены правом госпитализации человека в психиатрический стационар, но которые осуществляют физическое (не сопровождающееся документальным оформлением) помещение потерпевшего в медицинскую организацию (например, родственники, медицинский персонал и др.)[12].

Авторы настоящей статьи придерживаются иной позиции, которая также нашла отражение в юридической доктрине. Так, по нашему мнению, субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128 УК РФ, могут являться только врачи-психиатры, принимающие решение о незаконной недобровольной госпитализации лица в психиатрический стационар, а также врачи-психиатры, принимающие решение об обоснованности такой госпитализации в рамках психиатрического освидетельствования, проводимого комиссией врачей-психиатров[13].

Указанное связано с тем, что в соответствии с ч. 2 ст. 20 Закона N 3185-1 принятие решения об оказании психиатрической помощи в недобровольном порядке либо дача заключения для рассмотрения этого вопроса являются исключительным правом врача-психиатра или комиссии врачей-психиатров, а ст. 128 УК РФ предусматривает в настоящее время ответственность именно за незаконную госпитализацию лица в психиатрический стационар.

Полагаем, что доводом в пользу указанной позиции может послужить, в частности, то, что ранее (а точнее – до ноября 2013 г.) ч. 1 ст. 128 УК РФ ответственность была предусмотрена за незаконное помещение лица в психиатрический стационар (такая формулировка позволяла отнести к субъектам преступления значительно более широкий круг лиц, в том числе родственников и прочих заинтересованных лиц). А в 2013 г.

законодатель внес изменение в ч. 1 ст. 128 УК РФ, установив, что преступлением является незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях (которую, как следует из информации, представленной выше в настоящей статье, вправе осуществлять исключительно уполномоченные медицинские работники).

Сообщаем, что научная дискуссия существует и в отношении вопроса о субъекте преступления, предусмотренного квалифицированным составом рассматриваемого преступления.

Так, существует мнение о том, что, исходя из того, что субъект преступления, предусмотренного ст. 128 УК РФ, специальный – врач-психиатр или члены комиссии врачей-психиатров, которые в любом случае при осуществлении НПГ используют свои служебные (властные) полномочия, обусловленные их служебным положением, действия их всегда следует квалифицировать по ч. 2 ст. 128 УК РФ. Это, в свою очередь, означает, что ч. 1 ст. 128 УК РФ применению, по сути, не подлежит[14].

Отметим, что обнаруженная нами немногочисленная судебная практика свидетельствует о том, что суды действительно признают «обыкновенных» врачей-психиатров (т.е. врачей, не занимающих руководящие должности) должностными лицами, выполняющими организационно-распорядительные функции по принятию решения о проведении психиатрического лечения в стационарных условиях (Приговор Дзержинского районного суда г. Новосибирска от 8 октября 2014 г. по делу N 1-251/2014).

Кроме того, существует позиция (которая также подтверждается судебной практикой) о том, что по ч. 2 ст. 128 УК РФ ответственности подлежат именно те медицинские работники, незаконно госпитализировавшие лицо в психиатрический стационар, которые занимают руководящие должности в психиатрическом стационаре и, соответственно, используют свое служебное положение при совершении обозначенного преступления (например главный врач, заведующий отделением) (Определение Верховного Суда РФ от 16 мая 2006 г. N 5-о06-38).

Отдельно также считаем необходимым остановиться на вопросе о том, может ли являться субъектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 128 УК РФ, судья, вынесший заведомо незаконное решение о НПГ лица (когда судье заведомо было известно о том, что законные основания для такой госпитализации отсутствовали).

По нашему мнению (и по мнению ряда иных специалистов), действия судьи, вынесшего такое заведомо незаконное решение, должны быть квалифицированы не по ч. 2 ст. 128 УК РФ, а по ст. 305 УК РФ как вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Вынесение судом заведомо незаконного решения о госпитализации лица в психиатрический стационар будет являться частным случаем вынесения заведомо неправосудного решения (нормы ст.

При этом сообщаем, что нами не было обнаружено ни одного судебного дела, в котором в отношении судьи было бы возбуждено уголовное дело (по той или иной статье) за вынесение незаконного решения о НПГ лица.

Литература

1. Авдеев В.А. Актуальные вопросы квалификации незаконного помещения в психиатрический стационар / В.А. Авдеев, Е.В. Авдеева // Российский следователь. 2013. N 16. С. 20 – 22.

2. Авдеев В.А. Законодательная регламентация незаконного помещения в психиатрический стационар / В.А. Авдеев, Е.В. Авдеева // Российский следователь. 2013. N 18. С. 33 – 35.

3. Авдеева Е.В. Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях: ретроспективный анализ законодательной регламентации и правоприменения / Е.В. Авдеева // Юридический мир. 2015. N 5. С. 37 – 41.

4. Власенко В.В. Некоторые проблемы уголовной ответственности за незаконную госпитализацию в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях (ст. 128 УК РФ) / В.В. Власенко // Медицинское право. 2016. N 3. С. 38 – 43.

Оцените статью
Юриспруденция
Adblock detector