Горячая линия бесплатной юридической помощи:
Москва и область:
Москва И МО:
+7(499) 110-93-68 (бесплатно)
Санкт-Петербург и область:
СПб и Лен.область:
Регионы (вся Россия, добавочный обязательно):
8 (800) 500-27-29 (доб. 565, бесплатно)

Моральный ущерб после травмы на производстве

Почему работник имеет право на компенсацию морального вреда при получении производственной травмы?

Согласно ст. ст. 20, 41 Конституции РФ, ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье считаются нематериальными благами, принадлежащими гражданину от рождения, и неотчуждаемыми. Является общеизвестным фактом, не требующим доказательств в силу положений ч. 1 ст. 61 ГПК РФ, то что телесные повреждения причиняют человеку не только физические, но и нравственные страдания.

В Постановлении Пленума ВС РФ N 10 указано, что моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья. Поэтому причинение вреда здоровью дает потерпевшему право на компенсацию морального вреда (ст. 151 ГК РФ).

Возмещение потерпевшему морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда (абз. 2 п. 3 ст. 8 Закона о страховании {amp}lt;2{amp}gt;). То есть для того, чтобы признать работодателя причинителем вреда, нужно установить, во-первых, факт наличия трудовых отношений, во-вторых, факт вины работодателя.

Работник должен доказать причинно-следственную связь между травмой и ухудшением здоровья. В противном случае его требование не будет удовлетворено. Пример — Апелляционное определение Первомайского краевого суда от 01.10.2014 по делу N 33-8689/2014. В 2015 г. работник по вине организации получил производственную травму. Ему были произведены все необходимые выплаты, в том числе компенсация морального вреда. Он прошел курс лечения и вновь вышел на работу.

В 2014 г. у этого работника было выявлено заболевание, которое он связал с фактом получения производственной травмы, поэтому он обратился в суд с иском о пересмотре размера компенсационных выплат.

Суд отказал в иске. Работодатель представил доказательства, что после получения травмы сотрудник работал в прежней должности, проходил ежегодные медосмотры. Инвалидность потерпевшему не была установлена, кроме того, в 2008 и 2013 гг. он также травмировался. Поэтому доказательств того, что ухудшение самочувствия связано с травмой 2005 г.

Если несчастный случай будет квалифицирован как не связанный с производством, то в компенсации морального вреда работодателем потерпевшему будет отказано.

В соответствии со ст. 229.2 ТК РФ смерть или повреждение здоровья, единственной причиной которых явилось по заключению медицинской организации алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение (отравление) пострадавшего, могут квалифицироваться как несчастные случаи, не связанные с производством.

Данное решение выносит комиссия после расследования несчастного случая в установленном порядке. Следует обратить внимание на формулировку «единственной причиной». Если будет установлено, что причина не единственная, что работодатель тоже нарушил правила безопасности (например, допустил рабочего, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, к выполнению трудовых обязанностей), то потерпевший получит шанс на компенсацию морального вреда.

Камнетес получил травму, упав с высоты. В акте о расследовании было указано, что причиной несчастного случая стало нарушение потерпевшим трудового распорядка и дисциплины труда: он поднимался к рабочему месту в состоянии алкогольного опьянения, тем самым нарушив правила внутреннего трудового распорядка организации.

Работодатель сумел доказать непричастность к произошедшему, представив следующие доказательства: объяснения сторон, материалы расследования несчастного случая, содержащие протоколы осмотра места происшествия, опросы пострадавшего и свидетелей, сведения о проведении инструктажа, протокол о проверке знаний по охране труда, вводного инструктажа по охране труда, акты приемки строительных лесов, сертификатов соответствия лесов и паспорта лесов, правила внутреннего трудового распорядка.

Принимая решение об отказе в удовлетворении требований потерпевшего, суд руководствовался положениями ст. 229.2 ТК РФ, п. п. 9, 10 Постановления Пленума ВС РФ N 2 {amp}lt;3{amp}gt;, Положением «Об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях» {amp}lt;4{amp}gt;. Суд посчитал, что рассматриваемый несчастный случай не связан с производством, поскольку работодатель сумел доказать, что единственной причиной падения камнетеса с высоты явилось его нахождение в состоянии тяжелой степени алкогольного опьянения (3,5 промилле), при которой отмечаются нарушение ориентировки, заторможенность, сонливость, малая доступность контакту, непонимание смысла вопросов, резкое нарушение походки, неспособность самостоятельно стоять и выполнять целенаправленные действия {amp}lt;5{amp}gt;.

Суд установил, что повреждение здоровья рабочего не было обусловлено несоблюдением работодателем прав работника на безопасные условия труда с учетом того, что на момент допуска к работе в начале рабочего дня камнетес был обеспечен СИЗ в виде каски, спецобуви, предохранительного ремня, а после перерыва на обед и употребления алкоголя к выполнению трудовой функции в определенном порядке потерпевший работодателем не допускался.

В п. 10 Постановления Пленума ВС РФ N 2 разъяснено, что при рассмотрении иска о признании несчастного случая связанным с производством или профессиональным заболеванием необходимо учитывать, что вопрос об установлении причинно-следственной связи между получением увечья либо иным повреждением здоровья или заболеванием и употреблением алкоголя (наркотических, психотропных и других веществ) подлежит разрешению судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела и имеющихся по нему доказательств.

Совокупность собранных по делу доказательств позволила суду прийти к выводу о повреждении истцом здоровья именно в связи с употреблением алкоголя, поэтому требования о взыскании страховых выплат и компенсации морального вреда были обоснованно отклонены.

Согласно ч. 2 ст. 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда. Та же статья указывает на обязанность работодателя компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

Итак, обеспечение безопасности и соответствия условий труда нормативам, во-первых, снижает вероятность наступления производственной травмы, а во-вторых, снижает степень вины работодателя при наступлении несчастного случая.

Обеспечение безопасности и соответствия условий труда нормативам включает:

  • обеспечение безопасных условий труда;
  • обучение работников безопасности труда;
  • контроль безопасности труда;
  • проведение профилактических мероприятий (выдачу СИЗ, спецодежды, проведение медосмотров и т.д.).

Моральный ущерб после травмы на производстве

Напомним, если работодатель нарушит вышеуказанные требования, то он будет нести ответственность и выплачивать компенсацию морального вреда, даже если несчастный случай на производстве произошел по вине самого работника.

Если все нормативы соблюдены, у работодателя появляется шанс доказать свою непричастность к получению работником производственной травмы, поскольку в силу ст. 214 ТК РФ работник обязан: соблюдать требования охраны труда; правильно применять средства индивидуальной и коллективной защиты; проходить обучение безопасным методам и приемам выполнения работ и оказания первой помощи пострадавшим на производстве, инструктаж по охране труда, стажировку на рабочем месте, проверку знаний требований охраны труда.

Однако, как показывает судебная практика, доказать свою невиновность работодателю очень сложно. Слабое звено — контроль за самим работником: соблюдает ли он требования безопасности труда? Рассмотрим спорные вопросы, возникающие в таких ситуациях.

Размер компенсации морального вреда

Вопрос определения судом размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Это связано с тем, что действующее законодательство не содержит четких критериев для его определения. По общему правилу, судьи выносят решения в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О).

В связи с тем, что сумма компенсации морального вреда напрямую зависит от субъективной оценки суда, установить конкретные минимальные и максимальные пределы такой компенсации сложно.

МНЕНИЕ

Анастасия Расторгуева

Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры»:

«В моей практике минимальный размер компенсации морального вреда составил 1 тыс. руб. за вред здоровью, причиненный ДТП, – нетрудоспособность потерпевшего длилась более 21 дня (решение Никулинского районного суда по делу № 2-1398/12). Максимальным был размер компенсации по делу о защите чести и достоинства – он составил 500 тыс. руб. (решение Савеловского районного суда от 18 ноября 2014 г. по делу № 2-6850/2014)».

Предлагаем ознакомиться  Удержания из зарплаты по исполнительному листу

На сегодняшний день средний размер компенсации морального вреда в Москве установился на отрезке от 5 тыс. до 50 тыс. руб.


При этом суды стали все чаще учитывать, стремятся ли истец и ответчик урегулировать спор в досудебном порядке. «Если истец отказывается от досудебного урегулирования и использует инструмент судебной защиты как способ обогащения, суды взыскивают минимальный размер морального вреда», – добавляет управляющий партнер Адвокатского бюро TRUST Алексей Токарев.

В целом же, определяя сумму компенсации морального вреда, суды стремятся, с одной стороны максимально возместить причиненный истцу моральный вред, а с другой стороны, не допустить неосновательного обогащения истца и не поставить в чрезмерно тяжелое имущественное положение ответчика, делится директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International Яна Дианова.

Для зарубежных судов взыскание высоких сумм компенсации морального вреда – норма. Например, в США работники, чьи права были нарушены незаконным отстранением от работы или увольнением, могут претендовать на компенсацию в пределах $40 тыс. (например, дело Paul Loomis v. Michael Chertoff, Secretary, Dept.

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

А вот отечественные судьи далеко не всегда взыскивают крупные суммы такой компенсации. Рассмотрим, какие тенденции складываются при рассмотрении российскими судами требований о возмещении морального вреда по наиболее распространенным видам судебных споров.

Если работник получил травму по невнимательности, но на территории организации

Если работодатель докажет, что выполнил все требования охраны труда и техники безопасности, что травма не связана с производственным фактором, то компенсировать моральный вред он не должен. Однако, как показывает судебная практика, работодателю очень трудно бывает это сделать. Отказов в иске — лишь единицы.

Суд первой инстанции обязал детский сад выплатить компенсацию за причиненный моральный вред, поскольку на работодателя в силу ст. 212 ТК РФ возлагается обязанность по обеспечению безопасных условий охраны труда. Однако суд апелляционной инстанции решение отменил, руководствуясь следующим.

Придя к выводу о том, что причинителем вреда является детский сад, суд первой инстанции не указал и не установил, какие именно обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда, установленные ч. 2 ст. 212 ТК РФ, не были выполнены ответчиком. Апелляционный суд обратил внимание, что причиной несчастного случая является потеря потерпевшим равновесия при движении по переходному мостику.

Апелляционный суд не усмотрел вины в действиях лица, ответственного за выполнение нормативных требований по охране труда. Иными словами, суд апелляционной инстанции не увидел нарушения требований по охране труда, а стало быть, и вину лица, ответственного за соблюдение этих требований. Работодатель был признан невиноватым в наступлении несчастного случая, в выплате компенсации морального вреда потерпевшему было отказано.

Однако потерпевший сумел доказать суду, что работодатель не обеспечил безопасность условий труда на рабочем месте, не создал необходимых условий для возможности исполнения правил техники безопасности при выполнении трудовых обязанностей, чтобы минимизировать вероятность несчастного случая на производстве.

Истец пригласил свидетеля, имеющего специальное образование и проработавшего на предприятии более 30 лет, в том числе на руководящей должности (что было подтверждено копией трудовой книжки). Свидетель заявил, что лестница, с которой упал потерпевший, конструктивно несовершенна, а неловкость спуска объясняется в том числе отсутствием поручней. Подобные случаи, как пояснил свидетель, уже были и могут вновь произойти, они отличаются только последствиями.

Отсутствие поручней у лестницы, с которой упал рабочий, также подтверждено схемой с места несчастного случая. А довод работодателя о невозможности усовершенствования данной лестницы судами был расценен как голословный, поэтому он не был принят во внимание. Работник отсудил положенные ему компенсационные выплаты.

Компенсация морального вреда при нарушении трудовых прав

Отсутствие трудового договора не исключает факт установления трудовых отношений. Если работник докажет, что он по поручению работодателя выполнял трудовые обязанности, то работодатель может быть признан причинителем вреда. Если работник не сумеет доказать, что травма была получена именно во время выполнения им трудовых обязанностей или что он трудился именно по поручению работодателя, то работодатель может быть освобожден от ответственности.

Разберем Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.01.2013 N 33-382/2013. Работник потребовал признать отношения с работодателем трудовыми, установить факт несчастного случая на производстве, взыскать в том числе компенсацию морального вреда. Истец указал, что перед тем, как приступить к работе, он подписал трудовой договор в двух экземплярах и передал его для подписания руководству компании.

Однако договор ему не был выдан, приказа о приеме на работу не было. Он получил производственную травму, упав с незакрепленной лестницы. Работодатель в нарушение ст. ст. 227 — 231 ТК РФ не составил акт о несчастном случае на производстве, не провел расследование, не оформил документы. Истец сообщил, что он около недели еще продолжал работать, потом обратился в поликлинику, сказав по просьбе своего непосредственного начальника, что упал на даче.

Ответчик указал на незаконность требований истца ввиду отсутствия трудовых отношений, пояснив, что гражданин написал заявление о приеме на работу, предоставил трудовую книжку и в этот же день отправился на объект для ознакомления с характером, объемом и условиями работ. Ответчик пояснил, что истец впоследствии от трудоустройства отказался из-за невозможности прохождения медосвидетельствования и представления соответствующих документов.

Истец не смог подтвердить наличие трудовых отношений ни показаниями свидетелей, ни документами. Он ссылался на наличие временного пропуска, однако работодатель пояснил, что пропуск был выписан гражданину для прохода на территорию объекта с целью ознакомления, а не с целью выполнения трудовых функций.

Аналогичный случай, но с противоположным решением — Апелляционное определение Ростовского областного суда от 22.05.2014 по делу N 33-6694/2014. В период оформления документов при приеме на работу электрик получил травму, упав с лестницы. Работодатель не признал травму производственной, мотивируя это отсутствием трудовых отношений.

Сотрудник обратился в суд с требованием признания отношений трудовыми, травму — производственной и получения соответствующих выплат, в том числе компенсации морального вреда. Требования были удовлетворены. Сотрудник сумел доказать наличие трудовых отношений, представив соответствующие документы и свидетельские показания.

Доказательством послужил пропуск на объект (с фотографией) и рабочее удостоверение за подписью директора компании-работодателя, где указаны должность сотрудника и допуск его к работе. В удостоверении имелась отметка о результатах проверки знаний нормативных документов за подписью председателя комиссии и с печатью Гортехнадзора.

Суд признал отношения трудовыми и обязал работодателя компенсировать в том числе и моральный вред сотруднику.

Если специальность или профессия работника требуют прохождения обязательного медосмотра, однако медосмотр не пройден, даже по вине работника, то работодатель несет ответственность за наступление несчастного случая, поскольку допустил пострадавшего до работы. Пример — Апелляционное определение Ростовского областного суда от 06.02.

Работодатель отказался от выплаты морального вреда, посчитав, что работник сам виноват в произошедшем: он не прошел обязательный периодический медосмотр, поскольку находился в отпуске в период проведения медосмотра. По окончании отпуска он был допущен к работе без прохождения медосмотра, что отражено в акте о несчастном случае.

В документе указаны также лица, допустившие нарушение требований охраны труда: ведущий инженер электросвязи, который не принял меры по организации и контролю за своевременным проведением медосмотра работников своего подразделения и допустил пострадавшего к исполнению трудовых обязанностей без прохождения обязательного медосмотра, и инженер по охране труда, который не принял меры по контролю за организацией своевременного прохождения электромонтером обязательного медосмотра.

В силу ст. 213 ТК РФ работодатель обязан организовать медосмотры за счет предприятия и выдавать работнику направление на медосмотр с указанием перечня вредных и опасных производственных факторов. В плановый период направление на медицинский осмотр работодатель электромонтеру не выдавал. Доводы работодателя об устном извещении работника о прохождении осмотра не были подтверждены.

Предлагаем ознакомиться  Как определить группу крови по отцу

Изучив обстоятельства дела, суд пришел к выводу, что несчастный случай на производстве произошел по вине работодателя. Суд также указал, что со стороны работника нарушений законодательства, нормативных актов, предусматривающих ответственность, явившихся причинами несчастного случая и, следовательно, его вины, не установлено. Моральный вред был возмещен в полном объеме.

Постановление ФАС МО от 04.08.2014 по делу N А40-154177/13-59-1264 тоже касается травмы, полученной работником в результате скачка артериального давления. Однако в данном случае травму получила бухгалтер, когда, потеряв сознание, упала со стула. Работодатель не нарушал требования по технике безопасности, получение травмы не связано с источником повышенной опасности. Случай был признан страховым, травма — производственной. Однако работодатель компенсацию морального вреда не выплачивал.

Если работодатель допустил сотрудника до выполнения функций, указанных в договоре, и суд установил это, то работник получит право на компенсацию за моральный вред. Если работодатель представит доказательства наложения запрета на выполнение работником неоговоренных трудовых функций, то работник будет признан виновным в получении производственной травмы.

Рассмотрим Определение Ленинградского областного суда от 28.11.2013 N 33-5346/2013. Водитель получил травму, когда помогал грузчикам вытаскивать мешки из машины. Работодатель отказался компенсировать в том числе и моральный вред, заявив, что водитель по своей инициативе выполнял чужие должностные обязанности — соответствующих указаний от своего руководителя он на этот счет не получал. Водитель прошел вводный и повторный инструктаж по технике безопасности, поэтому он отвечает за получение травмы.

Однако суд указал, что причинение вреда здоровью произошло при исполнении водителем трудовых обязанностей и связано в том числе с недостатками в организации и проведении подготовки работников по охране труда: водитель был допущен к самостоятельным работам без инструктажа, стажировки, обучения по охране труда и проверки знаний требований охраны труда, что является нарушением абз. 9 ч. 2 ст. 212 ТК РФ.

Аналогичное решение — Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 19.06.2014 по делу N 33-8621/2014.

Сумма компенсации по таким делам, как правило, незначительна – от 5 тыс. до 50 тыс. руб. (решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 20 июня 2016 г. по делу № 2-3373/2016, решения Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 4 июля 2016 г. по делу № 2-2223/2016 и по делу № 2-3708/2016, кассационные определения Московского городского суда от 6 июня 2014 г. № 4г/2-5344/14 и от 19 июня 2014 г. № 4г/2-5860/14).

При этом размер компенсации морального вреда по делам о защите прав потребителей не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки (п. 45 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

Вместе с тем по данной категории дел суды также существенно снижают заявленную истцом сумму требований. Так, Анастасия Расторгуева приводит примеры судебных актов, которыми размер компенсации был снижен более чем в 20 раз – например, 5 тыс. руб. вместо 124,6 тыс. руб. или 1 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб.

МНЕНИЕ

Яна Дианова

Яна Дианова, директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International:

«Требования потребителей о возмещении морального вреда могут заявляться и удовлетворяться судом не только, если вред причинен непосредственно недостатками услуг, но и при необоснованном требовании оплаты медицинских услуг, включенных в программу государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи (например, апелляционное определение Московского областного суда 6 июля 2016 г.по делу № 33-18092/2016)».


При грубом нарушении работодателем трудовых прав работников последние вправе требовать компенсировать им причиненный моральный вред. Однако и по такого рода спорам суды удовлетворяют заявленные требования в размере меньшем, чем было заявлено в исковом заявлении. В среднем размер компенсации морального вреда по таким спорам составляет 10 тыс. руб.

В частности, по трем разным делам в связи с невыплатой в срок зарплаты суды взыскали в пользу работников компенсацию в размере 10-12 тыс. руб. вместо заявленных 50 тыс., 30 тыс. и 20 тыс. руб. соответственно (апелляционное определение Московского областного суда от 15 июня 2016 г. по делу № 33-15981/2016, решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 15 июня 2016 г.

Если работник получил травму во время выполнения трудовых обязанностей из-за падения вследствие ухудшения самочувствия

Несчастный случай на производстве — событие, в результате которого работник получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных Законом о страховании случаях как на территории работодателя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном работодателем, которое повлекло необходимость перевода работника на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть (ст.

3 Закона о страховании). Если травма не связана с исполнением трудовых обязанностей, следованием к месту работы или возвращением с места работы на транспорте, предоставленном работодателем, то это не является несчастным случаем на производстве — ответственность работодателя не наступает. Рассмотрим Апелляционное определение Московского городского суда от 14.10.

Суд обязал железную дорогу компенсировать моральный вред, но не как работодателя, а как владельца источника повышенной опасности. Из акта, составленного комиссией, следует, что несчастный случай на железнодорожной платформе не связан с производством. Поэтому вины работодателя в произошедшем нет.

Если работник требует компенсации морального вреда за ухудшение здоровья вследствие давней производственной травмы

В случае причинения вреда здоровью потерпевшего наличие морального вреда презюмируется – суд при этом устанавливает лишь размер самой компенсации (абз. 2 п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»).

В этой части показательным можно считать решение Артемовского городского суда Приморского края от 11 апреля 2016 г. по делу № 2-78/2016. Рассмотрим его подробнее.

ПРИМЕР

В связи с неисправностью воздушного судна, посадка пассажиров на рейс производилась не через телескопический трап, а через перрон с помощью самоходного трапа. П. шла со своим грудным ребенком в числе первых пассажиров на посадку в автобус из аэровокзального комплекса, но, поскользнувшись на обледенелой поверхности наклонного пандуса, упала назад. При этом ребенок выпал из ее рук и покатился под ноги пассажиров, чудом избежав травмы. В результате медицинскими работниками здравпункта аэропорта она была отстранена от полета.

Сочтя, что аэропорт не обеспечил надлежащую безопасность пассажиров, прокурор обратился в суд с иском в интересах П. Сумма заявленного к ответчику требования о возмещении морального вреда составила 250 тыс. руб.

Предлагаем ознакомиться  Армия для девочек после 9 класса

В обоснование размера компенсации морального вреда П. указала, что является одинокой матерью. Утрата способности к полноценной жизнедеятельности, в частности, к самообслуживанию, воспитанию и уходу за малолетним ребенком, срыв грудного вскармливания, а также отмена поездки в г. Санкт-Петербург, целью которой была необходимость медицинского обследования ребенка, принесли ей нравственные страдания. К тому же полученная травма причиняла и продолжала на момент судебного разбирательства причинять П. физическую боль.

Суд встал на сторону истца, отметив, что предпринятые аэропортом меры были недостаточными и не смогли обеспечить полной безопасности пассажиров при перемещении от здания аэровокзала к автобусу.

При этом размер определенной истцом компенсации морального вреда суд оставил без изменения, сочтя его с учетом степени нравственных и физических страданий П. справедливым.

Ответчик обжаловал это решение, требуя снизить сумму компенсации морального вреда, но вышестоящий суд оставил вынесенное решение без изменений (определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 19 июля 2016 г. № 33-7456/2016).


Таким образом, принимая решение о присуждении истцу компенсации морального вреда в достаточно крупном размере, суды в данном случае учли продолжительность лечения, нравственные и физические страдания, вызванные физической болью, а также переживания истца из-за невозможности самообслуживания и осуществления полноценного ухода за грудным ребенком (неспособность самостоятельно купать, одевать и осуществлять грудное кормление ребенка).

Схожие фактические обстоятельства дела, отмечает Андрей Комиссаров, можно встретить и в других судебных актах (апелляционное определение Челябинского областного суда от 22 августа 2013 г. по делу № 11-8447/2013, апелляционное определение Пермского краевого суда от 13 октября 2014 г. по делу № 33-9146/2014, апелляционное определение Иркутского областного суда от 31 марта 2016 г. по делу № 33-3765/2016).

МНЕНИЕ

Андрей Комиссаров

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры»:

«Обычно сумма компенсации не превышает 50 тыс. руб., однако анализируемое судебное решение явно выбивается из общей картины вещей. Какие факторы могли повлиять на принятие такого решения? Во-первых, личность потерпевшей, которая является матерью грудного ребенка и вызывает сострадание. Во-вторых, крупные и богатые компании-ответчики, которые являются платежеспособными должниками, поэтому сумма в 250 тыс. руб. существенно на их имущественном состоянии не отразится».


По мнению Алексея Токарева, в подобных случаях судьи стремятся использовать компенсацию морального вреда в качестве рычага влияния на недобросовестных ответчиков.

Требовать возмещения морального вреда можно и в том случае, когда вред здоровью был причинен в результате ненадлежащего исполнения органами государственной власти, местного самоуправления или уполномоченными организациями возложенных на них законодательством обязанностей, добавляет Яна Дианова. Если факт допущенного со стороны соответствующих органов нарушения, факт причинения вреда, а также причинно-следственная связь между ними доказаны, суды удовлетворяют такие требования.

Так, с администрации г. Дубны была взыскана компенсация морального вреда в размере 80 тыс. руб. в пользу истца, которая упала, споткнувшись о выступающую из раскрошившегося асфальта арматуру и получила травму в виде сложного перелома руки со смещением (апелляционное определение Московского областного суда от 18 июля 2016 г. по делу № 33-19235/2016).

«В последнее время с ответчиков все чаще взыскивают компенсацию морального вреда в размере от 100 тыс. до 800 тыс. руб. К примеру, по иску в результате причинения средней тяжести вреда здоровью при имущественных затратах потерпевшего на лечение в размере 80 тыс. руб. суд взыскал с виновника компенсацию в размере 500 тыс. руб.

Найдите еще больше судебных решений по спорам, связанным с возмещением морального вреда, в

Энциклопедии судебной практики

интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный

доступ на 3 дня!

Получить доступ 

Если проследить судебную практику за последний год, можно отметить, что суды все реже ограничиваются минимальными размерами при взыскании компенсации морального вреда. Главное, при обращении с исковым заявлением в суд как можно убедительнее обосновать сумму заявленных требований. Чем подробнее раскрыто, чем именно вызваны нравственные страдания и как действия/бездействие ответчика отразились на привычном укладе жизни потерпевшего, его физическом и психическом состоянии, тем больше шансов взыскать компенсацию в крупном размере.

Если работник получил травму, выполняя трудовые обязанности, не указанные в договоре

Если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности, то компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда (ст. 1100 ГК РФ). То есть даже если работодатель соблюдал все правила и требования, а работник нарушил инструкцию, он все равно имеет право на компенсацию морального вреда.

Есть ли исключение из правила? Да. Если юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в том числе в связи с использованием механизмов), докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего, то вред, причиненный источником повышенной опасности, возмещен не будет (ст. 1079 ГК РФ).

Владелец источника повышенной опасности может быть частично освобожден судом от ответственности также по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 1083 ГК РФ: если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда.

Согласно разъяснениям п. 17 Постановления Пленума ВС РФ N 1 {amp}lt;6{amp}gt; виновные действия потерпевшего при доказанности его грубой неосторожности и причинной связи между такими действиями и возникновением или увеличением вреда являются основанием для уменьшения размера возмещения вреда. При этом уменьшение размера возмещения вреда ставится в зависимость от степени вины потерпевшего.

Если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен судом, но полностью отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается.

Рассмотрим Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 18.09.2013 по делу N 33-10383/2013. Электросварщик в ходе выполнения работ получил травму. Комиссия пришла к выводу, что причиной травмы стали нарушение пострадавшим требований технологической инструкции и невыполнение требований по охране труда.

Если работодатель докажет, что работник сознательно не соблюдал требования безопасности, несмотря на неоднократные предупреждения (представит соответствующие акты, показания свидетелей, отстранявших нарушителя от работы), то у него появится шанс выиграть дело. Не сможет доказать — придется платить по закону. Пример — Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 04.09.2014 по делу N 33-11967/2014.

Монтажник упал и получил травму. В момент нахождения вблизи перепада по высоте на пострадавшем не было предохранительного пояса. Налицо несоблюдение требований техники безопасности. Однако суд назначил компенсационную выплату за причиненный моральный вред, усмотрев в наступлении несчастного случая не только вину работника, но и вину работодателя — отсутствие надлежащего контроля за безопасным ведением работ. Апелляционный суд подтвердил правильность такого решения.

Работодатель обязан обеспечить безопасные условия охраны труда. Отсутствие требований к оборудованию, технологическим процессам, инструментам, сырью и материалам не освобождает работодателя от ответственности за ненадлежащий контроль за безопасностью работ. Пример — Апелляционное определение Пермского краевого суда от 20.05.

2013 по делу N 33-4493. При разбортовке колеса рабочий был травмирован незакрепленной металлической клетью. Работодатель посчитал, что травма получена в результате форс-мажорных обстоятельств: в законодательстве отсутствуют требования к предохранительным ограждениям, требования по закреплению предохранительных клетей, следовательно, работодатель не нарушал действующее законодательство. На предприятии выполняются все нормативы по соблюдению охраны труда, проводятся необходимые мероприятия.

Суд не согласился с доводами, посчитав, что даже если необходимость закрепления предохранительной клети не указана в действующем законодательстве, это не освобождает работодателя от ответственности за ненадлежащий контроль за безопасностью работ.

Оцените статью
Юриспруденция
Adblock detector